г. Москва

Новости компаний

5 Мая 2022

Антон Мочалов, директор ООО «ПЕМА»: недетский бизнес по производству кукольных домиков


Компания по производству кукольных домиков из дерева зарегистрирована в 2016 году. За это время производитель вышел на экспортные поставки, которые со странами Европы пока приостановились. Партнеры решили сделать акцент на страны СНГ. Об этом, китайской фурнитуре и ситце из Иваново, ценах на упаковку, юанях, изменениях на рынке лесопереработки «Бизнес новостям» рассказал директор ООО «ПЕМА» Антон Мочалов.


Антон Мочалов (справа) с компаньоном Максимом Перминовым, которому и принадлежала идея создания бизнеса по производству детских деревянных игрушек.


— Антон Владимирович, расскажите о деятельности компании и производственных мощностях?


— Мы производим детские игрушки, в том числе развивающие, – кукольные домики, автопарковки под машинки, пазлы. В основном, деревянные, из фанеры и МДФ. Еще одно направление — детская мебель: кроватки, мягкая мебель, пуфики. Линейка продукции всех направлений идет под единым брендом «РеМа». Четыре производства общей площадью порядка 2,8 тысячи квадратных базируются в поселке Ганино.


— Насколько высоки требования к выпуску детских игрушек?


— Требования очень высокие, в первую очередь, к безопасности. Все должно четко соответствовать техническим нормативам, нормам и правилам, в том числе по использованию материалов, технологиям изготовления — много всего. Но я согласен с жесткостью предъявляемых к производителям требований, речь все-таки о товарах для детей. Каких-то сложностей с сертификацией продукции мы не испытали. В свое время получали и сертификаты для выхода на европейский рынок, в целом тоже не так все сложно.


— Разработкой продукции занимаются штатные сотрудники? И сколько в целом длится создание отдельной модели?


— Да, разрабатываем полностью сами. В штате есть дизайнер, конструкторы. Как правило, изначально информация о востребованности на рынке идет от аналитиков-маркетологов, обрабатывается дизайнерами, мы что-то советуем. Затем продукт корректируется под рынок, изготавливаем образцы, тестируем, испытываем, доводим до соответствия всем нормам и требованиям. Затем товар сертифицируется и уходит в серийное производство.


Сколько длится... Примерно 3-4 месяца уходит на создание образца. На разработку техусловий, сертификацию — примерно столько же. И какое-то время на отправку, так что примерно 8-10 месяцев от идеи до доставки потребителю.


— Есть ли какое-то принципиальное отличие между детской мебелью для мальчиков и девочек?


— Если вы спрашиваете о столах, стульях, системах хранения, то принципиальной разницы нет. В зависимости от возрастной группы только меняются размеры.


По поводу игрушечной мебели — для девочек ассортимент побольше, все-таки у кукольных домиков очень много разновидностей. Есть в виде систем хранения: когда дети вырастают, используют для хранения личных вещей, канцтоваров. Для мальчиков ассортимент поменьше: производим парковки, пожарные части. Дети любят такие игрушки.


— Есть ли проблемы с кадрами?


— У многих производителей они есть, и мы не исключение. Конечно, хотелось бы привлечь квалифицированных специалистов, но они, видимо, в нашей нише все заняты. Я говорю про квалифицированных работников — дизайнеров, разработчиков и так далее.


— Как ищете?


— Переманиваем более выгодными условиями, более высокой заработной платой. Радует, что у нас штат достаточно молодой, работают специалисты от 21 года. Средний возраст — 27-28 лет. Маркетологи-аналитики, дизайнеры, менеджеры, офис-менеджеры — все молодые. Девушка конструктором работает, она вовсе еще институт заканчивает. На производстве средний возраст в районе 34-35 лет. Возраст станочников, к примеру, 30-32 года. Неплохие ребята, трудолюбивые. Их сами выращиваем после колледжа или техникума. У нас многие станки передовые с точки зрения технологий, ребятам нравится.


— Совсем новичков берете?


— Берем и обучаем. Но часто сталкиваемся с достаточно безответственным отношением к работе. Некоторые считают нормальным не выйти на работу без уважительной причины. Разговариваем, грозимся уволить. Говорят: «Ну и увольняйте, найду другую работу». Не держатся за рабочее место, и меняют его по 10 раз за год. И причем речь не только про молодежь, есть такие работники и в возрасте постарше. Видимо, существует такая сегодня отдельная категория.


— С какими ключевыми проблемами столкнулись сегодня с учетом сложившейся экономической и политической ситуации?


— Если говорить про текущий год, то на деятельности в первую очередь сказался скачок валюты. И в какой-то небольшой промежуток времени возникло опасение по поводу наличия фурнитуры – мы ее закупаем в Китае. С Европы пока закупаем только лакокрасочную продукцию. Безусловно, на цены напрямую повлиял курс евро. Сейчас он снизился. Стал даже ниже, чем в прошлом году, так что в этом плане мы даже выигрываем. А когда курс евро дошел до 120 рублей – это очень сильно ударило по производителям. Нам даже пришлось повысить отпускные цены на свою продукцию, и спрос падал. Сейчас вернулись к прежним объемам, даже прирастаем.


— По каким позициям сильно зависите от валюты?


— По игрушкам зависим. В основном, из-за лакокрасочных материалов. Примерно в 60% такой продукции идет зависимость от доллара. Остальные 40% комплектующих и сырья закупаем в рублях. По мебели тоже зависим. По фурнитуре, которая идет из Китая, и по ткани, она тоже идет оттуда. Не знаю, как дальше будет развиваться ситуация. Может, государство придет к использованию рублей и юаней, это было бы для нас менее волатильным.


По мебельной ткани для детских кроватей — бязь и хлопок — у нас у самих развито производство, поэтому поставщики преимущественно российские. Везем из Иваново. Китай здесь не берем, потому что наши и по цене, и по качеству лучше.


— Вы на другие валюты при работе с партнерами переходите?


— Это больше вопрос не к нам, потому что закупаем через дистрибьюторов. Непосредственно они закупают контейнерами, везут сюда и распределяют.


— По поводу фурнитуры или ткани – поставки прекращались?

— Нет, не прекращались. Были некоторые задержки, мы где-то перехватывались, но в общем и целом для нас эта первичная реакция на изменившиеся условия отразилась достаточно мягко. Да, произошел рост цен, который к прежнему уровню не вернулся и вряд ли уже вернутся. Несмотря на то, что доллар вроде бы возвращается на исходный курс, отпускные цены упали не настолько, на сколько повысились. Поставщики связывают это с нарушением логистических цепочек, в том числе с Китаем.

— А по основному сырью – фанере и МДФ?


— Тоже нет: ситуация на рынке изменилась. В прошлом году мы столкнулись с дефицитом сырья, потому что вырос спрос и объемы экспорта: фанеру, в том числе МДФ, отправляли за рубеж. Нам приходилось договариваться с заводами, бронировать мощности, мы платили вперед. Сейчас картина поменялась кардинально, всё есть в наличии. Видимо, из-за ограничений на экспорт и проблем с логистикой выросла конкуренция на внутреннем рынке. Заводы и цены снизили, и оплатить предлагают с отсрочкой. Подобное было 2-3 года назад, когда сами заводы предлагали выгодные для нас условия.


— Цены на много снизили?


— В обшей массе незначительно – на 10-15%. Надо понимать, что за предыдущий год стоимость МДФ и фанеры выросла на 60%, по некоторым позициям доходила до 80%.


— Где закупаете сырье?


— Что касается фанеры, нам повезло: рядом, в Слободском, завод «Красный якорь». Фанеру в основном берем у них, качество устраивает. И логистика для нас недорого выходит, это даже одно из конкурентных наших преимуществ перед другими производителями подобной продукции. Что касается МДФ, закупаем у двух заводов в России – «Кроностар» и «Кроношпан». Ориентируемся больше на цену, кто даст ниже, у того и берем через дистрибьюторов, хотя оба предлагают примерно одинаковую.


— Как давно работаете на экспорт?


— Года три. Изначально помог РЭЦ в лице нашего Кировского центра поддержки экспорта. Впервые обратились к ним, если правильно помню, в 2018 году. Нас сразу пригласили на выставку. Съездили в Казахстан, с него и начались первые экспортные поставки. Затем ездили с бизнес-миссией в Беларусь, на выставки в Армению, в страны СНГ. Поехали на европейский рынок, в Польшу, после чего достигли договоренностей с потенциальными партнерами из ряда европейских стран. В частности, нашей продукцией очень заинтересовались в Германии, поэтому начали делать сертификацию для рынка Европы. Появились запросы из Франции. Уже шли последние согласования, в феврале должны были начаться первые серьезные поставки – и ситуация изменилась.


На американский рынок не заходили, туда вообще сложно зайти. К нам были запросы с Ближнего Востока – Арабских Эмиратов, Израиля, там возникли проблемы с логистикой. Сейчас переговоры приостановлены. Сегодня экспортируем в Казахстан, Беларусь и Армению. Кстати, по итогам 2021 нашу компанию признали «Экспортером года» среди предприятий легкой промышленности и индустрии детских товаров.


— Ищете ли сегодня замену среди дружественных России стран?


— Делаем упор, как вы говорите, на дружественные. Но, допустим, если взять рынок Китая, он и так очень насыщен и попасть туда непросто. Общаемся с коллегами, у кого есть опыт. С компаньоном закончили бизнес-школу «Сколково» по курсу «Экспортеры» и знакомы со многим предпринимателями из России, которые пробились и на рынки Китая, и Ближнего Востока, и Африки — по ней тоже рынок специфический. Пока думаем о дальнейшем расширении сотрудничества со странами СНГ. Провели переговоры с Узбекистаном и Киргизией.


— Вашу торговую марку пытались подделывать?


— Пока нет, по крайней мере пока с такими фактами не сталкивались. У нас бренд зарегистрирован, так что по крайней мере на рынке России мы себя обезопасили. Пытаются изготавливать подобную нашей продукции под своими брендами, допустим, на мощностях в Китае, – такое да, есть.


— Основные каналы реализации товара?


— Основная доля – через электронный маркетинг, через маркетплейсы. В этом случае исключаем из схемы промежуточные лица, дистрибьюторов, отгружаем продукцию напрямую. Есть только интернет-площадка, которая берет свою комиссию и связывает нас с покупателем. Все понятно и прозрачно. Хотя работаем и через посредников, к примеру, с «Детским миром». Но там условия пожестче.


— У вас есть свои стационарные магазины?


— В Краснодаре. Сделан в виде детской комнаты, в нем представлена линейка для мебелирования, начиная от столов и стульев и заканчивая кроватями и полочками под книжки. Выставлены и сопутствующие товары от российских производителей.


— Почему не в Кирове?


— Вопрос рентабельности. Открывали в Кирове, но спрос оказался невысоким. Магазин работал в ноль, поэтому не хотелось тратить свои время и силы на точку с нулевой прибылью. В Москве для открытия нужны высокие затраты, а Краснодар — достаточно перспективный город. Мы убедились в этом, когда изучали рынок, отрывали магазин, сейчас неплохо функционирует, продает и продвигает нашу продукцию.


— Кто занимается доставкой?


Работаем с транспортными компаниями, в основном, кировскими. Есть из Казани, потому что поставки идут, в основном, в Казань, в Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск.


— Новые направления открывать планируете?


— Мы все время усиливаем имеющиеся и да, стараемся работать по новым. Ежемесячно берем в штат по 2-3 новых человека, расширяем ассортимент. Сейчас как производители начали сотрудничать по производству продукции с покупателями, которые в дальнейшем реализуют ее как мелкий опт. Производим, упаковываем, отправляем.


— Упаковка зависит от импортных компонентов?


— Нет, потому что мы в основном упаковываем в картон. И, признаться, были поражены: как только скакнул доллар, все местные производители картона начали резко поднимать цены. Даже больше, чем вырос курс доллара. Сейчас понизили, но незначительно. Пенопласт вовсе в два раза подорожал, и цена до сих пор не опускается, хотя его производит завод в Перми. Наши менеджеры по снабжению спрашивали аргументы. Сказали, что приказ руководства поднять цену и вопрос не к ним.


— На ваш взгляд, готова ли в целом Кировская область «от и до» реализовать процесс импортозамещения в производстве мебели?


— Возможно всё, но надо работать в этом направлении. И необходимо связующее звено между нами как производителями конечного продукта и теми же производителями, например, краски. У краски есть и российский производитель, но вопрос в ее функционале, допустим, дольше сохнет, плохо распыляется. Если к нам обратятся, мы готовы дать обратную связь, почему выбираем краску именно импортного производства. Пока не обращались.


 Источник